vlad (bannik0v) wrote,
vlad
bannik0v

_рабочие мгновения

А у вас бывает такое, что в на первый взгляд не особо дружелюбной, по вашему её восприятию, среде вы внезапно ловите себя на мысли о том, что вам ровно вот в этой самой среде стало комфортно и уютно, что аж волосы на затылке зашевелились? ,)

Вот одной из сентябрьских ночей я прям словил нечто подобное.

Предисловие.

Явка на 19:15 по Оленегорску под чётный «уголь» домой, в Мурманск. На следующий день у супруги день рождения. Прикидываю: ага, к часу ночи сдадимся по Мурманску и домой спать, чтобы по утру отпраздновать с семьёй. Машину приняли. Она недавно была на грани смерти, но коллеги успели откачать. Но об этом как-нибудь в другой раз. Оттормозились, отправились, едем. Стоянок — минимум. Подозрительное дело — быстро едем. Быстро — это когда через 4,5 часа ты уже на третьем участке приближения к Мурманску с грузовым несёшься, разгоняясь в готовности штурмовать финальный подъём на 1444-м километре. Пишу жене — проехал мимо дома, боюсь, что на юг развернут менять кого-нибудь. И как в воду глядел — ДНЦ вызывает и просит из Мурманска пассажирами отправиться в Выходной, чтобы сменить бригаду, у которой время поездной работы заканчивается раньше того, как они в Мурманск прибудут. Ну, что делать — ДНЦ просит. Отказать нельзя. Вкатились в Мурманск слегка за полночь. И тут началось: сначала состав крепили чёрти сколько, а после — «с 6-го на 13-й с юга под состав, смена на 13-м пути». Что за притча, не пойму. Бывало, конечно, что по Мурманску на путях менялись, но это редкость.

Короче, смену мы ждали долго. Были на то какие-то свои причины, суть которых мне в общем-то уже не была важна. Меня тревожило то, что на момент нашего отправления из Мурманска в Выходной у нас оставалось меньше 5-ти часов рабочего времени — кабы нас на путях менять не пришлось. Да, это смешно звучит, но те 10 километров от Выходного до Мурманска за 5 часов можно и не проехать. Поясню: разумеется, сама езда занимает минуты. Но окоромя этого нужно в Выходной а) приехать на машине (до 40-ка минут), б) принять электровоз (15—25 минут), в) произвести сокращённое опробование тормозов (сходить на хвост, сделать определённые действия, вернуться назад — полтора километра с лишним пешком по путям в оба конца) — сами прикидывайте, сколько это времени :) После всего этого поедешь ты далеко не сразу. Станция заставлена составами, что на момент нашего первого прибытия был свободен один 9-й путь.

Были у меня мысли, что на момент сдачи в Мурманске перед отправкой в Выходной нам скажут, что, мол, едьте вы, мальчики, домой. Вы и так уже на работе долго да и доехать не успеете. Но шиш там — отправляйтесь, красавцы, в Выходной. Надо так надо. Только по пути заедем среди ночи на Статойл (сеть норвежских АЗС, где главная фишка — это заварной кофе и хот-доги), потому что припасённая провизия закончилась, а жить ещё часов пять организму как-то нужно. Погрузились в служебную Газель. Поехали. Туман и бодрящие болтающиеся в районе нуля градусы щекочут нос. Темнота вокруг. Приехали в Выходной. На 7-м пути поезд стоит. На 2-м поезд стоит. С главного отправляется пассажирский на Мурманск. На станции, кроме локомотивных бригад в электровозах, меня и машиниста на путях и водителя газели больше никого нет. Темнота. Но она нам не помеха. Есть у меня специально для наших тёмных ночей купленный налобный фонарь. Включаю. Мощность — на полную. Сто с чем-то люмен поток пятном передо мной освещают нам путь к электровозу. Дошли. Морозец лёгкий. Смотрю в телефон — подсказывает, что на дворе всамделишные –1°, что от инея все деревянные шпалы побелели и стали скользкими. Так, ладно, хорош трепаться с коллегами (сказал я себе), закончив приёмку. Пора тормоза пробовать. Спать на удивление не охота.

Сказочка.

Что такое сокращённое опробование тормозов простыми словами? Это когда помощник машиниста чешет вдоль всего состава на хвост, продувает тормозную магистраль и проверяет, срабатывают ли тормоза на двух или пяти хвостовых вагонах в зависимости от количества осей в составе. Молоток в руки, фонарь на полную и по правой стороне вдоль состава пошёл. Станция находится на диспетчерской централизации. Диспетчер рулит ей из Питера. На станции, в общем-то, уже никого нет. Темнота. Туман, морозный воздух, приглушённый лай собак. Радости шарахаться среди ночи меж вагонов не особо много. Но работа такая. Иду. Слышу со стороны перегонов перестуки колёсных пар вдалеке. Перестуки частые — точно грузовой идёт. А я всё иду. И вот спустя время, требуемое для пешей прогулки достаточно энергичным шагом на ~900 метров в один конец по щебню, я на хвосте. Сверяю номер хвостового, продуваю, выжидаю, наблюдаю за торможением. И тут началось. Оказалось, что на скрещение по Выходному следовали два грузовых: порожние бочки из Колы и гружёные бочки же в Колу. Напомню, температура ниже нуля.

И вот я вижу чётный — пантограф электровоза шлифует конташку так, что праздничный фейерверк во дворе по случаю нового года позавидовал бы. И всё это искрящееся великолепие прямо из-под полоза летит на первую в составе цистерну со сжиженным природным газом. Красота! И первым вопросом в голове был тот, а что на этот счёт говорят ПТЭ ЖД РФ — можно ли ставить первыми вагонами в состав поезда бочки с газом? А как же прикрытие? Видимо, можно, коли уж вижу то, что вижу.

Ну да ладно. Главным всё же в этой ночи были не искры из-под провода, а звуки. Локомотивы двух встречных поездов, поровнявшись друг с другом, обменялись приветствиями в виде трелей из свистков и коротких мелодий тифонами (один из двух восьмидесяток был Т-шкой с их известными глубокими басовыми линиями тифонов), что имей я под рукой микрофон — записал бы себе сии переливы для последующего изготовления рингтона :) Меж тем, поезда разъезжаются: нечётный катится дальше на юг, а чётным безостановочно следует в Колу.

Когда мимо тебя катится грузовой поезд, как же глубоко пробирал меня гул мотор-вентиляторов и перестук колёс в те моменты! Словно в прошлую жизнь вернулся, когда наблюдал за поездами лишь снаружи, а не из кабины или уж тем более из машинного отделения при осмотре оного. Низкие вибрации — красота. Давно я на хвост не ходил, и по этой причине, давно не наслаждался столь жизнеутверждающими звуками. Прелесть момента в том, что ещё пару минут назад на станции никого, кроме тебя и машиниста в локомотиве, не было, как вдруг начала происходит коммуникация между встретившимися посреди ночи бригадами двух локомотивов и меня на хвосту одного из поездов. Меня ребята тоже заметили — в моём налобном фонаре как раз стояли свежие батарейки, и его сотня люмен щедро освещала меня целиком. Через несколько минут я уже слышал удаляющие и невидимые совершенно поезда. Ещё через несколько минут на станции было вновь тихо.

Номер хвостового вагона сверил, тормозную магистраль с хвоста продул, удостоверился в срабатывании и отпуске тормозов двух хвостовых вагонов и отправился назад с другой стороны состава осматривать каждый вагон. Стало ещё прохладнее, и летняя кепка уже не спасала — мёрзли уши. Пар изо рта валил клубами. Где-то вдалеке лаяли собаки. Щебёнка хрустела под ботинками. И как-то стало так ровно внутри меня и спокойно, сознание на ночной прохладе схватило дополнительную порцию бодрости. И я почувствовал в этой ночной темени в то время, когда народ обычно десятый сон видит, какой-то особый уют в тот момент. И за такие моменты я свою работу особенно люблю.
Tags: работа, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments